Берлин. Цитадель Шпандау.

Цитадель Шпандау — одна из самых значительных и наиболее хорошо сохранившихся крепостей эпохи Возрождения в Европе. Она расположена в северо-западной части Берлина на берегу реки Хафель и является одной из самых известных достопримечательностей района Шпандау. wiki

Крепость была построена в Шпандау в период с 1559 по 1594 годы на месте средневековой крепости. Помимо цитадели к комплексу сооружения также относится построенный в 1886 году форт Ханеберг (нем. Hahneberg). wiki

Архитектором цитадели выступил итальянец Франческо Киарамелла де Гандино (Francesco Chiaramella de Gandino), которого в 1578 году сменил другой выходец из Италии Рохус цу Линар (Rochus zu Lynar; Рокко Ди Линари). wiki

С архитектурной точки зрения двенадцатигранная крепость с четырьмя треугольными бастионами и круглой башней Юлиуса (2) является образцом идеально геометричного военного города XVI века.

Четырёхугольник, образованный куртинами цитадели составляет, 208 × 195 м. Бастионы расположены таким образом, что в результате не образуется необозримых углов, в которых смогли бы прятаться нападающие. С внешней стороны крепость окружена водой. wiki

На входе слева висит памятная табличка: «Владимир Галл и Василий Гришин добились в качестве переговорщиков советской армии полной капитуляции и безкровной сдачи цитадели 1 мая 1945 года».

Немного текста к этой невероятной истории:

Парламентер взял крепость словом
Илья Канавин, отсюда

В канун 60-летия Победы мы продолжаем рассказ о неизвестных страницах Великой Отечественной. Сегодня — о тайне немецкого химического оружия, испытания которого шли в цитадели Шпандау. Сегодня это звучит нелепо, но, несмотря на многочисленные приглашения, до перестроечного 1985 года советские власти не пускали советского офицера-героя на место его подвига: оно оказалось в капиталистическом Западном Берлине. В мае 1945-го там произошла удивительная история.

Это было почти самоубийство. В конце войны гитлеровцы редко оставляли парламентеров в живых. И все же лейтенант Галл и капитан Гришин решили рискнуть попробовать уговорить сдаться целый гарнизон крепости Шпандау под Берлином. Комендант — немецкий полковник профессорского вида по фамилии Юнг — выслушав советских офицеров, не сразу понял, о чем они говорят.

«Мы сказали, что хотим сами поговорить с немецкими офицерами. Полковник был настолько потрясен таким безумным предложением, что подумал, что он ослышался», — рассказывает Владимир Галл.

Эта история с почти документальной точностью рассказана в фильме «Мне было 19». Его снял Конрад Вольф, бежавший от гитлеровского режима в Советскую Россию в 1933-м и воевавший в Красной армии. Советского офицера Владимира Галла в фильме играет Василий Ливанов.

Кадр из фильма «Мне было 19»

Почти всю войну Владимир Самойлович прослужил в частях, занимавшихся пропагандой среди войск противника — так называемом 7-м отделе. Его главное оружие – безупречный немецкий и МГУ – мощная громкоговорящая установка.

Кадр из фильма «Мне было 19»

Чтобы начать передачу, надо было почти вплотную подойти к вражеским позициям. Самый распространенный и действенный способ заставить себя слушать — сначала включить музыку.

Бешеной популярностью у немцев пользовалась шлягер «Роза Мунда». И в нашей стране многие его помнят до сих пор. Впрочем, к музыкальному репертуару подходили творчески. В сочельник из трофейной коллекции пластинок извлекли рождественскую песню.

«Она называлась «Тихая ночь, святая ночь». Это очень популярная у немцев рождественская песня. Мы запустили эту пластинку в сочельник. И наступила благоговейная тишина. Они слушали, но когда песня закончилась и мы начали говорить, на нас буквально обрушился ад», — рассказывает Владимир Галл.

Осажденная цитадель Шпандау на традиционные пропагандистские приемы не реагировала. Нужны были переговоры. Аккуратно и тщательно забаррикадированная крепость была полна людьми. Военные среди них составляли меньшинство. Жители из окрестностей сбежались сюда в безумной надежде спастись.

«Мне было 15. Я и моя мама чувствовали себя в крепости под защитой. У меня с детства была уверенность, что здесь ничего плохого не может случиться. Мы взяли с собой всё, что только могли — продукты, одежду — и сидели в катакомбах», — вспоминает жительница Шпандау Дизела Нюрнбах.

«Они думали, что за мощными стенами этой средневековой цитадели они могут укрыться от нашествия русских «варваров». Они оказались в ловушке, они оказались заложниками собственного страха», — говорит Владимир Галл.

«Помню до сих пор, как падали бомбы и ракеты от «Катюш» — «Сталинских органов», как булькала земля. Крепость стоит на сваях, и если бы бомба разрушила эту конструкцию и вода пошла в катакомбы, мы бы просто захлебнулись», — рассказывает Дизела Нюрнбах.

Галл с трудом сохранил равнодушный вид. Он снова вошел в крепость, на этот раз в уже открытые ворота. «Внутри крепости был двор. И в глубине этого двора мы увидели массу людей. Я попросил разрешения у командующего сказать населению, что они могут идти домой. Командующий разрешил. Тогда еще не было мегафонов, и я объявил в рупор: «Гражданское население может возвращаться домой», — вспоминает Владимир Галл.

«Когда я вошел, вскочил уже седой, пожилой мужчина, примерно моего возраста. Он бросился мне навстречу, стал обнимать, целовать и благодарить. Он, оказалось, был молодым солдатом в этой крепости», — говорит Владимир Галл.

Каждый год его приглашают в Германию. Каждый год он стоит на том балконе, на который поднимался по веревочной лестнице 60 лет назад. В Шпандау Галла знают почти все.

Поднимаясь по веревочной лестнице на балкон центральной башни, Владимир Галл еще не знал, что будет говорить немецким офицерам. Предложение о почетной капитуляции и обещание сохранить сдавшимся личное холодное оружие не сработало.

Кадр из фильма «Мне было 19»

Через 40 лет после войны Владимир Галл впервые приехал в Шпандау по приглашению префекта. Вошел в зал, где вел когда-то переговоры. В слова о том, что сопротивление вермахта почти сломлено, осажденные верить не хотели. Эсэсовцы искали малейший повод превратить переговоры в истерику.

Галлу помог опыт. Он знал, что немцы не только прагматичны, но и сентиментальны. Он смог убедить немецких офицеров, сказав, что Германия обескровлена, и каждая жизнь нужна послевоенной стране, что смерть гражданских людей будет на их совести. Но, говоря об этом, он не знал, сколько человек находится в крепости. Через три часа гарнизон сдался.

«Я хорошо помню тот чудесный майский день. По-моему, это было 1-е число. Солнце, голубое небо — и вдруг внутренний двор крепости наполняется людьми. Я еще удивилась — откуда столько людей?» – рассказывает Дизела Нюрнбах.

Их было несколько тысяч — избежавших смерти. Для жителей этого берлинского пригорода он герой. Именно потому, что никого не убил.

Работники политотдела 47-й армии.
В среднем ряду третий слева — Конрад Вольф,
справа от него — Владимир Самойлович Галл, крайний слева — Виктор Алексеевич Пискановский.
Фото из архива В.С. Галла

Василий Гришин.

Ресторан на средневековый лад. Например, в 2000 году здесь ужинал Владимир Путин.

www.zitadellenschaenke.de


Вид на мост через Хафель на остров Айсвердер.

Двор цитадели.

Наполненый водой ров вокруг цитадели.

На территории размещены несколько музеев — музей района Шпандау, музей Цитадели и небольшой музей артиллерии.



Просто интересно: 1944 — 12 раз война, 1945 — 4 раза война и пятое слово «Май».

Второй этаж музея района Шпандау, здесь нужно обувать тапки.

Вещи, найденные на дне реки Хафель.

Макет старой части района Шпандау.

Бытует такая легенда, что именно здесь была расположена тюрьма для военных преступников Второй Миройой Войны, в которой находились такие заключенные, как Карл Дёниц, Рудольф Гесс и Альберт Шпеер, на самом деле эта тюрьма находилась в 4 км юго-западней цитадели. Но сейчас вы не найдёте там ни следа, после смерти Рудольфа Гесса в 1987 году, тюрьма была снесена.


Юлиустурм (нем. Juliusturm, «Башня имени Юлия», названа в честь Юлия Брауншвейг-Вольфенбюттельского).

Высота башни — 30 метров. Преодолев 145 ступенек по деревянной лестнице, вы сможете насладиться неплохим видом.

Бывшая американская радиолокационная станция «Тойфельсберг».

Вид в сторону Александерплатц.

Берлинская радиобашня.

Мимо пролетают самолёты перед посадкой в аэропорту Тегель.

Отсюда видна диспетчерская башня.

Церковь Святого Николая (нем. St.-Nikolai-Kirche) в историческом центре района Шпандау.

По дороге домой на глаза попалась цапля, которая пролетала под мостом, ведущем к цитадели.

Всё!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s